Месяц женской истории начал проводится в России в 2017 году. Каждый день марта активистки женского музея делали публикации в социальных сетях, вели собственные проекты. Группа месяца в фб. Темы месяцев в России по годам:

2021

Горбаневская-85

Горбаневские чтения 2021: анонс

Презентация журнала “Искренковские чтения 2020” в Москве
#ЖенскаяКнижнаяПолка

Медицинский фемицид

Путешественницы

В Википедии появилась страница про Месяц женской истории 1.2.2021

Анонс Март – месяц женской истории 2021

2020

Женщины-рома

Веганфеминистка

Бойкотекс

2019

Женщины в астрономии

Один день – один фильм 2019

Истории жертв фемицида

2018

Первая журналистка

Один день – один фильм 2018

Безусловный основной доход

2017

Один день – один музей (тексты проекта соединились в статье Всемирная сеть женских музеев IAWM)

Один день – один фильм 2017

Картонная Марта

История феминизма (материалы этого проекта – и материалы всех проектов 2017 года есть в журнале Женская историческая ночь №2 2017 pdf)

 

Как появилась идея проводить Месяц женской истории?

В 1987 году некоммерческая организация “Национальный проект женской истории” (Санта Роза, Сонома, Калифорния) добилась признания правительством марта Месяцем женской истории. Месяц женской истории официально отмечается в марте также в Австралии и Великобритании. Активистки во Франции, Каталонии отмечают Месяц женской истории силами своих сообществ. В Канаде Месяц женской истории проводят в октябре — в память о судебном решении 1929 года о политическом равноправии. В США женская история включена в образовательные программы. Месяц женской истории проводится в школах, в колледжах. В университетах присуждают докторские степени по женской истории.

Во всех этих странах революционные общественные преобразования были инициированы независимыми низовыми группами, а не насаждались сверху. Ни когда Месяц женской истории делает маленькая группа, ни когда правительство страны подписывает указы о его проведении, никто не является монополистом в этой области. В каждом городе может быть и Женский музей, и десять Женских музеев (и это будет только на пользу движению) и сколько угодно групп, празднующих Месяц женской истории. Потому что это суть антипатриархальных направлений правовой работы – децентрализация, самоорганизация, независимость.

Женское историческое движение с тех пор значительно расширилось, оно очень сильно в демократических странах. Можно проследить, как от десятилетия к десятилетию изменялось представление о месте женщины в истории, искусстве, политической жизни в разных странах. Особенно это заметно если изучать Всемирную сеть женских музеев IAWM и сравнивать, какую коллекцию сохраняет музей, в какой правовой обстановке существует, насколько сильно вовлечен в интернациональные проекты, каковы политические позиции и бэкграунд его основательниц.

Как появилась идея проводить Месяц женской истории в России?

Дорога, которую проходит российское Женское историческое движение, нелёгкая. Феминистки многих стран уже могут собирать плоды полувековых-столетних трудов своих предшественниц – аболиционисток, суфражисток, профсоюзных активисток. Мы же идём по дороге прав человека в информационной изоляции, без политического опыта и карты. В темноте и с маленьким фонариком. Прошлые попытки привнести женскую историю на русскую почву провалились. Первый всемирный интернациональный съезд женщин состоялся в Женском доме на Чикагской выставке в 1893 году. Именно в Чикаго в 70-годах зародилось Женское историческое движение современного типа (Джуди Чикаго прочитала тексты Герды Лернер и каталог Чикагской выставки). Фем-урбанистская Женская историческая ночь пришла в Россию только в 2012 году. Где-то в промежутке между этими датами Женская история исчезла из пространства общественных идей в России.

Много лет мы потратили на то, чтобы понять, почему во время Женской исторической ночи (8 мая) не нужно переименовывать улицы, площади и памятники в честь женщин-милитаристок, в том числе космонавток, диктаторш, снайперш, монахинь. Что национально-патриотические женские персонажи патриархальной историей не ущемляются и в честь них и так уже названы улицы. Почему на этом мероприятии не нужно истории мужчин и mtf любого цвета и национальной идентичности и функциональности (обратите внимание, мужчины и mtf любого цвета и национальной идентичности и функциональности приветствуются на акции в качестве участников, если они хотят переименовать улицы в честь значимых для своего становления женщин-гумантисток). Все вышеперечисленные персонажи, однако, предлагаются в качестве ролевых моделей многими феминистскими западными группами. Но подобные ролевые модели известны и без феминизма. Наоборот, они насаждаются в медиа и культуре, упрочают патриархат, транслируя стереотипы насилия, нормативности, бигендерности, лояльности угнетающим законам и церкви.

Очень трудно исследовать чужой опыт – есть языковой барьер, есть разница в представлениях о мира и бытовых условиях. Есть советско-российская античеловеческая и неизживаемая пропаганда, песня о родине, заставляющая постоянно съезжать на конкуренцию, доминирование, конфликты, блокирующая любую интерсекциональность. Когнитивные диссонансы подстерегают в активизме тут и там.

С другой стороны, если активистка решает преодолеть советскую замкнутость и быть максимально трансграничной, то зачастую напоминает Петра I, который, желая развивать свою страну по примеру западных стран, помимо учёных да изобретений, на всякий случай тащил домой и чучело крокодила, и голландскую курительную трубку, и кофе, и вшивые парики.

Мы должны изучать и перенимать чужой опыт, но мы должны серьезно думать о сути каждой инициативы и примерять её к существующей прогрессивной системе ценностей, к которой мы шли с таким трудом и потерями. А именно – нужен нам парик или всё же обойдемся, тем более если на западе они уже не пользуются популярностью. Женская история – старая идея. Многие мастерские женской истории уже обнаружили грабли, которых мы теперь можем благополучно избежать.

Кто может быть персонажем месяца женской истории?

Женская история является частью огромной науки – непатриахальной истории. Это история сопротивления геноциду, фемициду, инфатициду, экоциду, зооциду, ксенофобии – то есть мачитскому насилию на всех уровнях и во все времена.

Знаете ли вы, что женская история это наука про истории разных угнетенных групп биологических женщин, в том числе женщин-животных?

Это значит, что в новом пространстве города, культуры и истории нам нужны имена всех людей, способствовавших гуманизации мира. И раньше, когда хотели говорить о непатриархальной истории, говорили о любых людях, любых героях непатриархальной истории.

Но это не способствовало освобождению женщин в полной мере. Поэтому стала выкристаллизовываться женская история. Было, есть и будет действительно очень много дискуссий о том, что есть женское. Есть сепаратистские направления, изучающие, как работает не-смешанный протест. То есть, например, протест женщин определённого возраста (молодёжные фем-группы, группы активисток пожилого возраста), определенного национального бэкграунда (коммунны для не-белых женщин), определённой функциональности (группа глухих феминисток, группа феминисток, использующих коляску, инва-феминизм вообще). Именно к этому направлению, дробящему идею, относятся зоны, свободные от мужчин (коммуны, демонстрации, магазины, фестивали на островах реальных и символических, деревни), пространства для биологических женщин (крайне важные для жертв насилия), зоны, свободные от идей о сексуальности и сексе (без разговоров о ЛГБТ в том числе), зоны только для матерей и детей и, наоборот, зоны без матерей и детей.

Таким образом ищется инструмент, который будет работать для прав женщин эффективнее, чем прежняя непатриархальная история. Мы видим, что, несмотря на оговорки, попытка разложить дискриминации в разные корзинки приводит прежде всего к признанию существования дискриминаций. Это эффективнее чем борьба всего хорошего против всего плохого. Потому что у всех людей свои представления о хорошем и плохом. И, осознав фракталы дискриминации, мы с легкостью можем затем соединить их обратно и на новом этапе развития общества избежать многих правовых недоработок.

Как изучать все эти разные “истории”?

В разное время. В феврале в США проводится месяц чёрной истории. В октябре во многих странах проводят месяц ЛГБТ-истории (именно сюда включены специфические правовые вопросы, касающиеся лесбиянок). В Берлине в июне проходит Месяц квир-истории. В ноябре во всём мире говорят про освободителей животных. В каждой стране развивается еще и актуальное направление – так, июнь в Канаде это месяц коренных народов National Indigenous History Month (тоже нужная в России идея). Посмотрите наш Феминистский календарь, если вам интересно, какие правозащитные даты бывают. Обратите внимание, что у нас установлен календарный модуль, который напоминает о разных интересных днях.

Есть ли монополия на идеи? Нет, вы сами можете начать любой Месяц и придумать любые мероприятия. Может ли совпадать два месяца какой-то истории? Да. Могут ли фигуры одного месяца попадать в другой? Конечно. Кто это решает? Исключительно вы. Так вы демонстрируете свои приоритеты и распространяете свои ценности.

Когда мы проводим Месяц женской истории, мы фокусируемся только на специфической дискриминации по признаку биологического пола при рождении. На тех гуманистских достижениях женщин, которые связаны с преодолением именно этого аспекта патриархального угнетения. Так, Туве Янссон попадает на мероприятия Месяца женской истории не потому, что она лесбиянка, а потому, что она женщина-писательница, просветитель и гуманист. А во время Квир-исторической ночи мы, наоборот, большее внимание обращаем на то, что Туве Янссон прожила более 45 лет вместе с художницей Тууликки Пиетиля – невзирая на мнение окружающих и дискриминацию, и нам становится особенно важно подчеркнуть, что тексты Янссон – про нетрадиционные взаимоотношения между персонажами.

Лабиринт интерсекциональности

Месяц чёрной истории не рассказывает истории не-белых людей, потому что это было бы абсурдно – пока не появился Месяц чёрной истории, вся история итак была белой. История профсоюзного движения не останавливается на трудностях из жизни капиталистов, даже если в качестве капиталистов выступают инвалиды или женщины. Значит ли это, что профсоюзные активисты хотят уничтожить всю историю капиталистов? Нет, они хотят её пересмотреть, переоценить и дополнить. Они хотят избавиться от фаллоцентристской исторической схемы – чтобы все постаменты у всех памятников – и мужских, и женских, и диктаторских, и пролетарских были примерно одинаковые.

То, что и ЛГБ и женский протест касаются вопросов гендера и социального гендерного дискомфорта, не означает, что их надо сваливать в общую кучу, не замечая тонких различий. Они потому и существуют отдельно, что права женщин вообще и права только лесбиянок нарушаются по-разному.

Нет, тут не говорится, что кого-то дискриминируют сильнее. Угнетены все, но по-разному. Нельзя сказать,что лесбиянки испытывают двойное угнетение, потому что все женщины получают множество границ от общества. Представьте себе такое сочетание: эмигрантка, пожилая женщина цвета, больная ВИЧ, выжившая жертва проституции и фемицида, находящаяся в рабстве. Или лишенная доступа к образованию и страдающая от аутизма молодая мать троих детей, домашний труд которой не оплачивается и которую постоянно избивает и изолирует муж. Или безработная курдская лесбиянка-эмигрантка, передвигающаяся в коляске, которая не может снять жильё в маленьком городке в Австрии, потому, что хозяева домов требуют справки со стабильной работы, и потому, что нет домов с подьемниками, и потому, что люди отказываются сдавать комнату представителям меньшинств, эмигрантам и людям нетитульных национальностей.

Пересекающиеся дискриминации это важно, нужно проявлять реальную солидарность с потребностями других угнетенных – быть веганкой, антифашисткой, экологом, ЛГБ, и говорить о каждой теме отдельно, подчеркивая её значимость.

Однако сплавление идей в молот-конгломерат в каждой конкретной инициативе патриархально и не работает. Не надо нести на экологический протест плакат о беженцах. Такие идеи возникают у начинающих активистов, потому что они не знают о том, что для каждого высказывания создаётся наиболее подходящая площадка.

Женская история – всего лишь одна из таких площадок. Вот почему время Месяца женской истории мы говорим только о биологических женщинах-гуманистках.

Какие есть идеи для месяца Женской истории?

– Мероприятия о женской НЕПАТРИАРХАЛЬНОЙ истории в школах, библиотеках, книжных магазинах, любых сообществах .
– Уличные политические протесты.
– Плакатные акции.
– Журналы и открытки ( удобно пользоваться canva.com)
– Интернет-акции (посты, фотографии, биографии, рисунки, викимарафоны, группы женской истории).
#womenshistorymonth #womenshistorymonth2021 #месяцженскойистории2021

Обязательно пригласите всех своих подруг и лично поговорите с каждой о том, как важно участвовать.

Где делать?

Там, где вы живёте.

Кто лидер?

Нет лидера. Всемирная сетевая инициатива.

 

 

См.также

Journal of Women’s History