2 октября 2020 года журналистка Ирина Славина, главный редактор интернет-издания «Коза Пресс», совершила акт самосожжения около здания регионального ГУ МВД Нижнего Новгорода. На своей странице в социальной сети она написала “В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию”. Накануне в ее квартире прошел обыск, также Славина была фигурантом нескольких сфабрикованных дел. Доведение репрессиями до самоубийства – феминицид, преступление, за которое несет ответственность государство. Московский женский музей, femicid.net

Ирина Славина

1 октября 2020 Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета “Открытой России”, возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли – все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны – не только мой, но и мужа, – кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально. Но очень настрадался Май. Его до 10:30 не давали вывести на улицу.

BBC: “Местный активист Григорий Тифанюк, автор телеграм-канала “Протестный Нижний Новгород”, в беседе с Би-би-си предположил, что причиной самоубийства Славиной могло стать систематическое давление со стороны правоохранительных органов.

Он не был лично знаком с журналисткой, но вспомнил, что, когда его привлекли к административной ответственности за пикет в поддержку Алексея Навального, она написала о нем пост, где поддержала его действия. Тифанюк вечером 2 октября пришел к зданию МВД со свечами, вместе с ним, по его словам, там находятся около 20-30 человек”

 

Фото Полины Нестерович, 2.10.2020 НН

3 октября 2020, одиночные пикеты. Маргарита Славина на ул. Большая Покровская в НН.

 

6.10.2020, фото Владимир Залищак

Александр Караваев 9.10.2020

Следственный комитет возвратил мужу Ирины Славиной, Алексею Мурахтаеву, всё изъятое у них на обыске 1 октября: всего около 40 пунктов в описи (ноутбуки, флэшки, системный блок, личные вещи). Следовательно, никакого доказательственного значения для уголовного дела изъятое не имеет. Это конечно было более-менее понятно изначально.
Очевидные вопросы о необходимости проведения подобных следственных мероприятий и в такой форме – за скобками. Себе следователи оставили только телефон Ирины. Какую информацию они хотят в нём найти, они не пояснили.

Открытое заявление семьи Ирины Мурахтаевой (Славиной)

Журналистам, друзьям, обществу.

Мы, муж и дети Ирины Мурахтаевой (Славиной), в связи с сложившейся ситуацией, хотим заявить следующее:

1. Мы оцениваем самосожжение Ирины Славиной не столько как акт отчаяния, а как шаг, нацеленный на то, чтобы пробудить общество и привлечь внимание к той несправедливости, что происходит сегодня в нашей стране.
2. Ирина Славина была человеком честным, искренним и принципиальным. Она по-настоящему ценила и любила жизнь, глубоко сопереживала страданиям других людей и не готова была принимать несправедливость.
3. Семья оценивает преследование, которому Ирина Славина подвергалась на протяжении всех последних лет со стороны власти и силовиков как системное давление на нее как на журналиста и человека. Очевидно, что абсурдные обвинения, постоянные суды, штрафы и обыски в отношении Ирины координировались властью, и при этом были ответом на её независимую и профессиональную позицию как журналиста и гражданина. Власть противопоставила Ирине грязь в подконтрольных пабликах и штрафы в судах. И то, и другое продолжилось и после ее гибели.
4. Мы считаем, что непосредственную ответственность за то, что произошло, несут лица, организовавшие и осуществлявшие давление на Ирину. Семья будет добиваться привлечения к ответственности виновных и предпринимает все необходимые шаги в юридической плоскости. Все, организовавшие неправосудное преследование журналистки, в разной степени сподвигли её к тому трагическому шагу, на который она решилась. Семья понимает, что, если сейчас не будет дана правильная оценка происходившему, ситуация в городе и в стране не сдвинется с мёртвой точки.
5. Любые манипуляции с общественным мнением, различные информационные вбросы о состоянии Ирины Славиной, действия властей с мемориалом на месте гибели журналистки, являются неприемлемыми. Мы расцениваем их как продолжение карательной политики властей. Они являются попыткой предать имя Ирины забвению и замолчать вопросы, поставленные журналисткой ценой собственной жизни.
6. Мы выражаем глубокую благодарность друзьям, знакомым и обществу: всем тем, кто помогал Ирине при жизни, и всем тем, кто был с нами последние две недели. Мы видим вашу реакцию и ощущаем вашу поддержку. Каждый ваш шаг, пост, репортаж со словами поддержки невозможно переоценить. В это сложное и трагичное для нас время мы ощущаем себя вместе с вами.
7. Относительно судьбы KozaPress семья заявляет, что издание однозначно будет существовать. Над проектом в данный момент уже работает Маргарита Мурахтаева, дочь Ирины Славиной и одновременно студентка филологического факультета. Обязанности главного редактора издания исполняет Ирина Еникеева. Ирина – друг семьи и имеет большой опыт в медиа-сфере. Мы будем предпринимать все необходимые действия, чтобы «Коза» соответствовала тем высоким профессиональным и этическим стандартам, заданным Ириной Славиной.

16 октября 2020 года.
Алексей, Вячеслав и Маргарита Мурахтаевы
Поделиться