Сегодня, 25 ноября 2019 года, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, Московский женский музей и проект femicid.net представляют доклад о фемициде в России в 2019. Можно посмотреть pdf версию доклада и pdf версию таблицы к нему. Ниже – онлайн версия.

Согласно этому докладу Коэффициент новостного фемицида по России составляет 1,55. В регионах он может достигать 5,22. Уточнения по цифрам 2019 года будут сделаны в конце 2019 года и в марте 2020. Дополнения, исправления и комментарии можно присылать на адрес whnzine@gmail.com

 

 Слово года в России: ФЕМИЦИД

исследование новостей о фемициде в России в 2019 году

Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия… Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместитель Министра юстиции Российской Федерации Михаил Гальперин. Ответ России ЕСПЧ, Коммерсант, 19.11.2019

Зачем? Гражданский контроль новостей о преступлениях и мер, которые государство предпринимает для защиты граждан, — это норма. Странно не то, что в 2019 году независимый проект femicid.net начал собирать новости о фемициде и публиковать данные в открытом доступе, а то, что раньше этого никто не делал.

Как? В почтовом ящике gmail были настроено 38 алерт, оповещений о появлении новостей с ключевыми словами (картинка слева), и ежедневно в течение года в google таблицу вносились изменения. Примерное число статей, которое мы обрабатывали — около 200 в день. Таким образом, новости, которые мы находили, были случайными и не охватывали всего массива дел о фемициде. Преступление могло попасть в наше исследование в виде новости о убийстве, розыске, следствии, суде, приговоре, попытки фальсификации дела. При появлении новых данных о ходе расследования деле мы добавляли их в таблицу.

Когда перед нами встал вопрос о том, какие случаи включать в исследование, а какие — нет, мы написали “Критерии фемицида”, базируясь на документах зарубежных антифемицидных групп (Грузия, Латинская Америка). Создавая алерты, мы также проанализировали подачу новостей о фемициде. На основе этой части работы мы написали рекомендации для медиа “Как писать про фемицид”.

Сложности метода: эмоционально тяжелый материал, высокая вероятность создания случаев-двойников, отсутствие информации из регионов без свободной прессы.

Расчеты осуществлялись при помощи стандартных инструментов гугл-таблиц. На 25.11.2019 в таблице имеется 1198 новостей за 2019 год, через месяц мы сделаем предварительный подсчёт за весь год и в марте 2020 ещё один раз проанализируем данные 2019 года. 776 случаев за 2018 год, которые также имеются в таблице, мы проверим на двойники, упорядочим и пересчитаем в коэффициенты позже. На вкладке таблицы “Статистика” вы можете найти результаты статистического анализа 2019. Коэффициент новостного фемицида, КНФ считался по стандартной формуле, которая используется во всём мире: количество убийств делилось на количество женского населения в округе (области) и умножалось на 100 тысяч. Мы рассчитали коэффициент для всех найденных случаев фемицида вообще и отдельно для тех, в которых партнёр-убийца был жертве знаком (коэффициент интимного новостного фемицида, КНФи). Ещё раз хотим подчеркнуть, что КНФ рассчитан по новостям и не отражает реальную ситуацию с убийствами, КНФ(И) в наших расчетах это не только фемицид со стороны “мужей”. Очевидно, что реальный коэффициент фемицида ещё больше. Также мы вручную проверяли сайты следственных комитетов, прокуратур и судов, так как новости этих сайтов не всегда попадают в выдачу поисковиков. В малонаселённых регионах это в разы увеличивало число данных.

Почему мы не можем просто получить статистику фемицида от МВД? 

Прежде всего потому, что в российских законах не определяется “гендерное насилие” и “фемицид”.

Из доклада МВД Состояние преступности (январь-сентябрь 2019) мы не можем узнать, сколько женщин было убито в 2019 году. Посещение сайта федеральной статистики для ответа на интересующие нас вопросы бесполезно.

22 ноября 2019 года мы присутствовали на московской встрече шведских и российских парламентариев,    где представитель МВД России, начальник Управления организации охраны правопорядка в жилом секторе и деятельности по исполнению административного законодательства Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка  и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации Министерства внутренних дел Российской Федерации (ГУОООП МВД России), полковник полиции Станислав Колесник заявил, что в России в 2019 году в семье погибло 175 женщин. Видимо, МВД считает “домашним” только брачное насилие. Мы обнаружили (таблица справа)    по новостям 497 случаев фемицида со стороны интимного партнёра, 60 — со стороны бывшего интимного партнёра (итого 557), 217 со стороны других родственников и 257 — со стороны знакомых, 1убийство женщины сотрудниками полиции, участковым и его коллегами. В таблице, расположенной в главе “сведения о убийцах” (ниже), есть больше информации о полицейских и фемициде. Что касается категории “знакомые”, а также категории “неизвестно” (135) — там интимность, близкая связь любого рода с жертвой, также не исключены.

Вся российская публикуемая государственная статистика о насилии не соответствует действительности. Число фемицидов старательно преуменьшается: “данные ГИАЦ МВД за 2015 год, что от рук мужей погибло 304 женщины, а вовсе не 14 000”. Эту статистику озвучила сенатор от Омской области (20 новостей о фемициде, КНФ 2,01) Елена Мизулина, выступая в Совете Федерации. Какие именно критерии использовались для вычисления этой цифры — неизвестно.

Где прячут фемицид? Из сборника Федеральной службы государственной статистики 2018 “Женщины и мужчины России. 2018”  мы можем узнать, что, например, в 2017 году от “внешних причин смерти” умерло 36,2 тысяч женщин. Внешними причинами смерти Росстат считает отравления, случайные падения, удушения или утопления, повреждения без уточнения их случайного или преднамеренного характера, несчастные случаи, вызванные электрическим током, огнём, огнестрельным оружием, несчастные случаи во время лечения, самоубийства, ДТП, смерть от терроризма и на войне, убийства. Одного взгляда на этот список достаточно, чтобы понять, что за каждой из внешних причин будет скрытый фемицид.

Ради создания общественного мнения о том, что фемицида нет, используют идею “женщины тоже убивают, причём с особенной жестокостью”. Тот же самый аргумент используют сторонники домашнего насилия “женщины тоже бьют, причём с особенной жестокостью”. Но похоже, что это совсем не так. Слева — график ФСГС за 2018 год — сравнение численности преступников и преступниц.

Официальная статистика МВД за январь-сентябрь 2019 опровергает “тоже”-аргументы. Женщины совершают значительно меньше преступлений — 16%.

Среди совершенных женщинами особо тяжких преступлений преступлений большое количество подозрительно на самооборону (UPD самооборона в 79% случаев), последствия изнасилований, системного пожизненного патриархального террора, истощения от неоплачиваемой репродуктивной работы. Часть “женских” преступлений совершается в интересах мужчин, ответить на вопрос “какая часть” можно только изучив дела.

Ввиду того, что актуальной информации по 2019 году по интересующим нас показателям пока не опубликовано, мы были вынуждены посмотреть статистику прошлого года. Причем эта статистика, хоть и опубликована в 2018, касается 2017 года. Данные за 2018 год еще не опубликованы. Вся официальная статистика приводится с данными Крыма, мы в своём исследовании аннексированные территории исключали. 

Женщины составляют 54% населения России (“Российский статистический ежегодник 2018”). То есть 54% населения (класс женщины) совершает 16% преступлений, а 46% населения (класс мужчины) — 84% преступлений. Женщины совершают значительно меньше преступлений. А что это за преступления и против кого они совершаются?

Посмотрим таблицу Распределение женщин и мужчин, совершивших преступления в 2017 г. по видам преступлений (справа). Женщины совершили в 2017 году  в 15,2% всех преступлений, мужчины — 84,8%. Среди мужских преступлений 87% (среди женских преступлений 13%) особо тяжкие. 1400 женских убийств  и покушений на убийство — это с самообороной, покушениями, коллективным суицидом матерей и детей, женским фемицидом и т.д. — против 7900 мужских убийств и покушений на убийство — и против женщин, и против мужчин). 18,1% умышленного причинение тяжкого вреда здоровью также расслаивается на вышеперечисленные категории. Какую-то часть особо тяжких совершают 9,8% преступниц — несовершеннолетние. Более подробное изучение мотивов “женских” убийств сильно изменило   бы общественные взгляды на “особую опасность и жестокость женщин”.

Из следующей официальной таблицы (справа) мы видим, что численность женщин и мужчин, потерпевших по преступлениям, сопряженным с насильственными действиями, в 2017 г., также неравномерна.

Что пострадавших мужчин 57,9%, а пострадавших женщин 42,1%. Вроде бы как тут достигнуто определённое равенство, если не понимать, что наиболее тяжкие преступления совершают всё равно мужчины (87%) и в отношении мужчин в том числе. Мужчин убивают преимущественно мужчины.

Женщины составляют подавляющее большинство среди пострадавших от сексуализированного насилия.

Интересно, что статья Уголовного кодекса РФ “Изнасилование” (ст. 131 УК РФ) описывает только один вид сексуализированного насилия, когда насильник — всегда мужчина, пострадавшая всегда женщина, а форма — всегда насильственная вагинальная пенетрация пенисом. Все остальные варианты состава насильник/пострадавшая, а также другие виды насильственных действий, нарушающих сексуальную неприкосновенность, квалифицируются как “насильственные действия сексуального характера” (ст. 132 УК РФ). Но даже если суммировать все четыре попавшие в статистику статьи, описывающие сексуализированное насилие, в том числе совершаемые в отношении несовершеннолетних, подавляющее большинство пострадавших — женщины и девочки.

Россия является страной, небезопасной для женщин.

Как сложилась такая ситуация? Является ли совпадением то, что все органы власти и охраны правопорядка в РФ возглавляют мужчины, законы утверждают мужчины и в интересах мужчин, отношение заработной платы женщин к заработной плате мужчин во всех категориях занятости 67-71%, репродуктивный и домашний труд возлагается на женщин (см. Затраты времени на ведение домашнего хозяйства в справочнике “Женщины и мужчины России, 2018”), причём данная работа не признаётся ценной и поэтому не оплачивается. Взыскать алименты с отца-дезертира в России не представляется возможным. 456 профессий в данный момент запрещены для россиянок.

В обществе культивируется представление о том, что повышенная мужская агрессивность и социальная безответственность — следствие мужской природы и неизбежность, с которой ничего невозможно поделать. Но такие идеи противоречат а) реальности развитых стран, б) идее правового государства и равенства граждан перед законом. Такие идеи оправдывают эпидемию мачистского насилия, оправдывают фемицид — системный террор в отношении женщин всех возрастов.

Даже открытой гендерной статистики преступности от МВД достаточно для обоснования необходимости признания проблемы фемицида в России, принятия закона о фемициде, для понимания важности общественной и государственной идеи о неприкосновенности женщин. Но в этом исследовании мы приведем ещё больше доказательств того, что россиянки не могут больше оставаться беззащитными жертвами доминирующего класса-насильника.

Мы видим в России признаки катастрофы пост-диктаторского общества, наследие советского потребительского отношения к людям, воспевания доминирования, агрессивности, милитаризма, мачизма.

 

 

Коэффициенты фемицида в РФ, 2019

Сводная таблица новостей, с которой мы работали, прилагается к этому докладу в формате pdf. Интернет-версия будет дополняться и числа там изменятся. Мы рассчитали коэффициенты новостного интимного (знакомыми и родственниками) КНФ(И) и общего новостного фемицида КНФ на страну, регион и области. 

Для подсчёта КНФ(И) в числитель мы писали сумму новостей, в которых убийцами были интимные партнёры, знакомые и родственники всех категорий. Категория “неизвестные” не считалась, хотя интимность характера отношений при этом была не исключена.

Новости о фемициде Убийства знакомыми Женщин в регионе КНФ КНФ(И) 
Регион \ РФ 1198 1,031 77,418,415 1.55 1.33
Алтайский край 23 21 1,255,291 1.83 1.67
Амурская область 11 8 417,784 2.63 1.91
Архангельская область 9 7 607,837 1.48 1.15
Астраханская область 9 9 535,745 1.68 1.68
Белгородская область 9 7 833,146 1.08 0.84
Брянская область 11 11 651,375 1.69 1.69
Владимирская область 10 10 746,566 1.34 1.34
Волгоградская область 26 23 1,345,603 1.93 1.71
Вологодская область 19 16 629,510 3.02 2.54
Воронежская область 17 14 1,258,972 1.35 1.11
Гфз Москва 54 34 6,785,893 0.80 0.50
Гфз Санкт-Петербург 33 27 2,945,964 1.12 0.92
Еврейский Автономный Округ 2 2 84,030 2.38 2.38
Забайкальский край 9 7 554,805 1.62 1.26
Ивановская область 8 8 550,607 1.45 1.45
Иркутская область 11 9 1,289,932 0.85 0.70
КБР 2 2 460,086 0.43 0.43
Калининградская обл. 4 4 531,285 0.75 0.75
Калужская область 6 6 541,970 1.11 1.11
Камчатский край 7 7 157,486 4.44 4.44
КЧР 2 1 249,786 0.80 0.40
Кемеровская область 25 24 1,446,099 1.73 1.66
Кировская область 20 18 686,003 2.92 2.62
Костромская область 5 5 344,546 1.45 1.45
Краснодарский край 42 36 3,030,300 1.39 1.19
Красноярский край 21 17 1,531,469 1.37 1.11
Курганская область 10 8 450,386 2.22 1.78
Курская область 15 14 604,226 2.48 2.32
Ленинградская область 26 20 982,138 2.65 2.04
Липецкая область 17 16 621,344 2.74 2.58
Магаданская область 3 2 72,997 4.11 2.74
Московская область 48 39 4,083,264 1.18 0.96
Мурманская область 7 5 388,430 1.80 1.29
Нижегородская область 27 24 1,754,201 1.54 1.37
Новгородская область 9 9 329,326 2.73 2.73
Новосибирская область 14 11 1,493,275 0.94 0.74
Омская область 21 20 1,045,269 2.01 1.91
Оренбургская область 11 9 1,048,793 1.05 0.86
Орловская область 12 10 405,747 2.96 2.46
Пензенская область 15 15 715,308 2.10 2.10
Пермский край 17 16 1,411,133 1.20 1.13
Приморский край 24 22 992,520 2.42 2.22
Псковская область 11 10 338,131 3.25 2.96
Республика Адыгея 2 1 242,245 0.83 0.41
Республика Алтай 6 6 114,847 5.22 5.22
Республика Башкортостан 41 38 2,151,688 1.91 1.77
Республика Бурятия 16 15 514,338 3.11 2.92
Республика Дагестан 6 4 1,597,011 0.38 0.25
Республика Ингушетия 1 0 271,242 0.37 0.00
Республика Калмыкия 2 1 141,719 1.41 0.71
Республика Карелия 9 7 336,180 2.68 2.08
Республика Коми 16 15 438,477 3.65 3.42
Республика Марий Эл 6 5 362,838 1.65 1.38
Республика Мордовия 5 5 421,125 1.19 1.19
Республика Саха (Якутия) 6 5 497,596 1.21 1.00
Республика Северная Осетия 2 1 375,374 0.53 0.27
Республика Татарстан 28 25 2,091,999 1.34 1.20
Республика Тыва 2 2 169,060 1.18 1.18
Республика Хакасия 8 8 286,900 2.79 2.79
Ростовская область 21 12 2,249,513 0.93 0.53
Рязанская область 10 8 605,307 1.65 1.32
Самарская область 13 12 1,726,743 0.75 0.69
Саратовская область 45 37 1,321,426 3.41 2.80
Сахалинская область 10 8 253,525 3.94 3.16
Свердловская область 38 31 2,335,348 1.63 1.33
Смоленская область 12 12 503,427 2.38 2.38
Ставропольский край 21 19 1,491,501 1.41 1.27
Тамбовская область 10 10 548,404 1.82 1.82
Тверская область 11 11 690,872 1.59 1.59
Томская область 5 3 572,491 0.87 0.52
Тульская область 13 10 809,115 1.61 1.24
Тюменская область 41 37 1,923,554 2.13 1.92
Удмуртская Республика 12 11 813,046 1.48 1.35
Ульяновская область 25 24 668,618 3.74 3.59
Хабаровский край 17 14 691,989 2.46 2.02
Челябинская область 25 23 1,884,145 1.33 1.22
Чеченская Республика 1 1 738,916 0.14 0.14
Чувашская Республика 16 15 650,849 2.46 2.30
Чукотский автономный округ 1 1 24,450 4.09 4.09
Ярославская область 13 11 693,959 1.87 1.59

 


Для подсчета новостного коэффициента фемицида нам потребовалось узнать численность женского населения по округам и областям. Используя предположительные данные о численности населения России по регионам на 1 января 2019 года был рассчитан Коэффициент новостного фемицида для России 1,55 ☞ не “коэффициент фемицида”, а число новостей о фемициде в России на 100 тысяч женщин за 2019 год. Также мы рассчитали коэффициент новостного интимного фемицида, где мы использовали только новости о убийствах родственниками (включая любых интимных партнеров) и знакомыми.

Новости о фемициде

Новости о убийстве знакомыми Женщин в округе КНФ КНФ(И) 
Округ \ РФ 1198 1,031 77,418,415 1.55 1.33
ДФО 106 91 4,261,520 2.49 2.14
ПФО 281 254 15,823,770 1.78 1.61
СЗФО 142 119 7,527,278 1.89 1.58
СКФО 35 28 5,183,916 0.68 0.54
СФО 136 121 9,204,633 1.48 1.31
УФО 114 99 6,593,433 1.73 1.50
ЦФО 281 236 21,278,740 1.32 1.11
ЮФО 103 83 7,545,125 1.37 1.10

Как интерпретировать полученные результаты? 1,55 по стране, 5,22 для Республики Алтай, 2,49 для Дальневосточного Федерального Округа — это много или мало? Почему в некоторых регионах, например, в СКФО, где распространены убийства чести, коэффициент стремится к нулю? Поскольку реального числа фемицидов мы не знаем, попробуем сравнить хотя бы КНФ 1,55 с коэффициентами фемицида других стран, используя данные доклада ООН “Gender-related killing of women and girls”, выпущенного в 2019 году и подписанного российским дипломатом.

Чёрные колонки на ООН-овских графиках справа обозначают общее число фемицидов, розовые — число убийств интимными партнёрами (в случае нашего КНФ(И) убийцы — знакомые, а не интимные партнёры). Видно, что разница между количеством интимных и неинтимных фемицидов существует повсюду, однако она особенно велика в странах, где есть много нарушений прав человека. Низкие коэффициенты фемицида характерны для правовых государств с развитым гражданским обществом.

Почему в России уровень фемицида выше, чем в демократических странах? Почему правовая ситуация для женщин в ДФО больше похожа на уругвайскую, а не на британскую?

Возможно, потому что в России нет эффективной государственной программы против насилия над женщинами? Нет министерства по делам женщин и равных возможностей. Правительственная комиссия по обеспечению российского присутствия на архипелаге Шпицберген — имеется. Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом — имеется. И даже Правительственная комиссия по разработке и реализации антинаркотических программ, обеспечивающих интересы Российской Федерации в Центральной Азии — имеется. Но ни разу ни в названиях министерств, ни в названиях других правительственных органов не звучит слово женщины.

Нет ни одной российской женской организации, которая бы открыто и говорила о существовании в стране фемицида. Женщины почти не представлены на высоких постах. Достигая вершин властной пирамиды, они остаются марионетками, действующими в интересах мужчин. В Госдуме РФ есть Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, а при Министерстве труда России создали Координационный совет и по гендерным проблемам, но они работают против прав женщин. Так, вышеупомянутый комитет ГД возглавляла Елена Мизулина, борец с абортами, “гей-пропагандой”, усыновителями сирот, она же является автором закона о декриминализации побоев. Координационный совет при Минтруде не собирался уже 4 года.

В Швеции с 1954 года есть Министр гендерного равенства, с 1994 года количество женщин в шведском парламенте превышает 40%, а в правительстве — составляет 50%, с 2005 года действует партия Феминистская инициатива!. В  Великобритании в 1997 году появилась должность Министр по делам женщин и равных возможностей, в Южной Корее с 1998-го работает Министр по делам гендерного равенства и семьи. Комитет по гендерному равенству существует в Датском парламенте с 2011 года. В Канаде в 2018 году было основано Министерство по делам женщин и гендерного равенства. В Норвегии создано Министерство по делам детей, равноправия и социальной интеграции, норвежская Феминистская инициатива! появилась в 2015 году. Женский форум действует при Министерстве здравоохранения Израиля, Женский офис — при правительстве Австралии. Национальная программа действий Финляндии 2018–2021 гг. называется “Женщины, мир и безопасность ”. В Барселоне разработана суперэффективная городская программа о противодействии мачистскому насилию. ОБСЕ распространяет программу о гендерной полицейской реформе.

Возраст убитых женщин и возраст мужчин-убийц в РФ, 2019

Сравнение возраста жертв и убийц по категориям “0-6, 7-18, 19-24, 25-35, 36-50, 51-70, 71-100, неизвестно” выявляет парадоксы. Так, риск быть убитой мачистом у женщины высок от рождения и далее в течение жизни только возрастает. Мужчины начинают убивать женщин со своего самого раннего возраста и степень угрозы от них не снижается до пренебрежимой. Партнёры из межпоколенческих интимных отношений, а именно молодые интимные партнёры женщин более старшего возраста, младше на 5 лет или более, (59) и пожилые интимные партнёры, старше на 5 лет или более, молодых женщин (121) делают значительную часть статистики фемицида.

Пожилой возраст жертвы фемицида — повод для общественного равнодушия (“своё отжила”), а пожилой возраст убийцы женщины повод — для снисхождения. В случае, когда мужчина в гостях зарезал хозяйку квартиры, присяжные нашли, что он заслуживает снисхождения. “При назначении наказания были учтены смягчающие обстоятельства: явка с повинной, пожилой возраст, наличие хронических заболеваний, положительные характеристики, — пояснили в пресс-службе Светлогорского горсуда…”

Убитые женщины Диапазоны возрастов Убийцы женщин
19 0-6 0
24 7-18 19
54 19-24 51
178 25-35 293
296 36-50 354
226 51-70 173
118 71-100 15
283 неизвестно 293

Кто из близких чаще убивает женщин в России?

Пытаясь найти ответ на этот вопрос, мы обнаружили, что, после интимных партнёров и знакомых, огромное количество убийств совершают сыновья и внуки. Классификация по взаимоотношениям мужчин-убийц и женщин-жертв, которую мы использовали для исследования, выглядит так:

Интимный партнёр и бывший интимный партнёр (муж, сожитель, любовник, жених, парень)

Знакомый (собутыльник, односельчанин, коллега, сосед, квартирант, бывший работник, коллега, инструктор по вождению)

Сын или Внук

Близкий родственник-мужчина (отец, зять, сожитель или любовник дочери, отчим, сожитель матери, сожитель сестры, муж сестры, брат сожителя, брат мужа, брат) — но не сын или внук

Преступник (псевдо-покупатель авто, псевдо-покупатель квартиры, псевдо-клиент в магазине, маньяк, клиент проститутки — знакомство или интимность не исключены) 

Дальний родственник-мужчина (пасынок дочери, дядя, внучатый племянник, племянник, родственник,  двоюродный брат, брат сожителя, брат сожителя матери, племянник)

Бывший родственник (бывший зять, бывший муж внучки) 

Полицейский (не родственник)

Характер отношений неизвестен (интимный и родственный не исключён, знакомство не исключено)

В скобках перечислены не все варианты отношений, а только те, о которых мы нашли информацию.

Особенность нашей классификации — фокус не на дотошном пояснении степени интимности, а на широком обобщении интимных отношений. Документальное подтверждение интимных отношений (муж или сожитель) важно для патриархального государства, но не для феминистского исследования.

Мы обнаружили 34 случая, когда убийца был незнакомым преступником и 132 — в которых мы ничего не знаем о характере взаимоотношений жертвы и убийцы.

Как убивают россиянок

Мы намеренно применили нестандартную и неоднородную классификацию способов убийства женщин в России, чтобы проиллюстрировать степени общественной опасности разных типов фемицида: зарезал (ножом или другим режущим предметом), избил (руками, ногами или предметами), задушил, утопил, пожар (сжег жертву или дом), зарубил, расчленил, сбросил с высоты, застрелил, электричество, изнасиловал (когда умерла после изнасилования, изнасилование не исключается в предыдущих способах убийства), задавил на авто намеренно. 

Более жестокие способы поглощают (и не исключают) все остальные. То есть, если женщина была зарезана и расчленена, мы указывали в нашей таблице “расчленена”. “Пожар“ как социально опасный финал, по сути являющийся расширенным фемицидом (часто при нем гибнут соседи, эвакуируют дома) мы избрали в качестве максимума. Хотя по факту слово “пожар” также обозначает случаи, когда жертву обливали горючей жидкостью или когда горели одиноко стоящие дома, мы подчеркиваем здесь социально опасный метод, символическую предельную жестокость избранного поведения, элементы мачистского триумфа. Расчленение жертвы мы также относим к предельным проявлениям жестокости из-за общественно-опасного влияния поведения такого типа.

Надо помнить, что российская культура традиционно романтизирует и оправдывает многие способы и “поводы” для убийств и даже для расчленений (см. группа защитников расчленителя “Спасём Олега Соколова”), пестует мифы о романтической любви, любви до гроба, о половинках, о смертельной ревности и верности, девственности, поруганной чести, героическом спасателе-защитнике, объективизация женщины, клише о мести и возмездии, порнокультурные сказки.

Реальные причины убийств на гендерной почве — доминирование, ненависть, мизогиния, сладострастное удовольствие от подчинения и страданий других людей, необходимость которого, опять же, воспитывается гендерной социализацией по мужскому типу, общественно-опасной гендерной социализацией.

Некоторые категории нашей классификации (например, “зарезал”) не показывают степени жестокости. Зарезал означает и один удар ножом, и 160 ударов ножом. Зомби-случаи, когда мужчина, словно заклинившая машина для убийства, наносит удары бесконечно, не единичны. Зомби-действия отражают истинную природу фемицида и степень психических нарушений у мачистов. Практический пример: возьмите подушку и попробуйте ударить её 160 раз — хотя бы кулаком. Огромное количество женщин убито именно так, ударами кулаков. Но ещё чаще орудием убийства становится фаллический символ — нож, ружье, топор, палка, ножка от стула. Сексопатологический контекст и мизогиния постоянно обнаруживались нами при изучении новостей.

В связи с тем, что мы придерживаемся идеи нулевой толерантности к мачистскому насилию, мы решили уравнять степень жестокости и степень социальной опасности одного смертельного ножевого удара и 160 смертельных ножевых ударов. Фиксация на степени насилия и описание множества деталей по нашему мнению являются рудиментами патриархальной юстиции и журналистики, способствуют распространению информации о способах убийства женщин, появлению подражателей и нормализации мачистской жестокости.

Дополнительный материал: Как писать про фемицид: рекомендации для медиа

Патриархальная журналистика, освещающая фемициды, вносит свой вклад в дегуманизацию общества.   Мы подчеркиваем необходимость широкого обсуждения антифемицидного стиля в медиа-среде.

Таблица. Как мужчины убивают женщин? РФ, 2019

45 новостей о фемициде, сопряжённом с поджогом дома или сжиганием живой-убитой женщины, 27 новостей о фемициде с расчленением, 451 зарезанная женщина, 384 женщины, избитых до смерти, 31 зарубленная, 42 застреленных, 15 сброшенных с высоты… То, что нам кажется, немыслимым и исключительным (например, расчленение убитой), получается, происходит регулярно, каждые две недели. Расстрел — почти каждую неделю. Фемицид — ежедневная реальность России, но мы не умеем думать об этом, мы привыкли жалеть убитых и покалеченных в войнах, погибших от репрессий, находящихся в тюрьмах по сфабрикованным делам. Мы очень привыкли жалеть любых мужчин. Но совсем не замечаем то, что происходит прямо сейчас перед нами — ежедневный террор в отношении женщин.

 

Фемицид: психическая болезнь или психическая норма?

По новостям мы видим множество параллельных психиатрических диагнозов у убийц — алкоголизм, наркоманию, игроманию, шизофрению, эпилепсию, депрессию, садизм и другие расстройства (в 533 случаев мы обнаружили 1 диагноз, в 86 — 2 или больше, но сочетания не исключались ни в одной категории). Роль психических заболеваний в структуре фемицида важно рассматривать контексте патриархальной психиатрии и юстиции. Психиатры выдают заключения о вменяемости убийц. Такое заключение позволяет изолировать человека в тюрьме. Обратное заключение — о невменяемости — позволяет применить принудительное лечение.

Психические заболевания убийц женщин
алкоголизм (не исключен в других категориях) 503
ревность (не исключена в других категориях) 96
садизм (не исключен в других категориях) 57
наркомания (не исключен в других категориях) 20
другое (не исключено в других категориях) 38
нет диагноза или о нём неизвестно 579
только 1 из диагнозов 533
2 диагноза и больше 86

Мы не считаем, что современные тюремная и медицинские системы в России хоть как-то способны решить проблемы фемицида.

Мы не считаем, что убийство женщины является приемлемым поведением, или что “вменяемый” человек может осознанно убивать женщин по собственному желанию. Нельзя считать “нормой” и “вменяемостью” то, что является патологическим проявлением токсичной маскулинности.

По сути, речь идёт о коллективном убийце — классе мужчин, для которого убийство женщин, изнасилование женщин, пытки женщин, лишение женщин ресурсов для выживания есть способ обычного функционирования и перманентного получения садистского удовольствия.

Каждый мужчина так или иначе наслаждается фемицидным статус-кво, получает дополнительные привилегии от того, что все женщины угнетены.

Социальные нормы, одобряющие доминирование, власть и контроль мужчин над женщинами являются основной причиной фемицида, в том числе отягощённого психиатрическими диагнозами. Алкоголизм (503 свидетельства), как и любая другая психическая болезнь, сам по себе не может быть причиной фемицида, доказательство этому — статистика европейских стран. Алкоголь высвобождает установку, которая была впитана человеком из социума (96 безусловных свидетельств о ревности, которая не исключалась и в других категориях, см. про миф о смертельной ревности и верности выше). Поэтому мы против стигматизации психически больных людей: наличие психического заболевания может быть обстоятельством убийства, а может и не быть. Зато фемицидная общественная система — непременное условие фемицида.

Дополнительный материал: Фемицид в Великобритании, шаблон поведения убийц женщин

Дополнительный материал: ЛА-протокол о фемициде.

Оградить женщин от насильника можно только пожизненно изолировав его. Слово “изоляция”, которое мы используем, не равно “российская тюрьма”, где людей унижают, пытают и убивают. Российская тюрьма — это фабрика, на которой производят убийц женщин или же усиливают их общественную опасность. Тюрьмы норвежского типа, когда люди в них получают поведенческие тренинги, образование, профессию, изучают способы альтернативной недоминантной самореализации, хороший пример для антифемицидных центров для убийц женщин в будущем.

Разумеется, самое большое внимание надо уделять не изоляции убийц, а профилактике фемицидного мышления у мужчин. Все имеющиеся медиа-ресурсы, государственные системы связи с гражданами, образовательные и развлекательные учреждения должны проводить политику антимачизма — мы предлагаем в этом случае брать пример у Каталонии. Наклейки, значки, плакаты, баннеры, листовки, плакаты, книги, фильмы антифемицидной программы должны распространяться повсеместно и постоянно.

Мы предлагаем считать нормой не фемицид, но антифемицидное мышление и транслировать эту норму везде и всегда. Как показывают примеры западных стран, эффективность подобных усилий очень велика, успеха удается достичь уже через несколько лет, причем на уровне целых стран.

Дополнительный материал: Айсберг гендерного насилия

Сестринская безымянная могила

Еще один парадокс — имена убийц публикуют чаще (162), чем имена жертв (136). Суд часто становится местом прославления преступника. Традиция забвения и сокрытия имён и историй жертв, которую прикрывают бережным отношением к чувствам родственников и другими сомнительными принципами или законами — фемицидная. Информация по именам убитых и убийц должна быть открыта. Необходим открытый официальный государственный реестр насильников.

Сокрытие имён жертв — это, кроме всего прочего, виктимизация, причём не только убитых, но и всех жертв мачистского насилия. Мы предлагаем создавать мемориал по типу турецкого мемориала жертв фемицида.

Опыт других стран, в частности, Испании и Франции, говорит о необходимости как минимум ежемесячного общественного коллективного высказывания против фемицида с перечислением имён убитых и актуализацией требований антифемицидных мер. Такое постоянное давление на центральные и региональные власти изменяет политический климат и останавливает эпидемию фемицида.

Фотомемориал жертв фемицида в России на сайте femicid.net

Зачем следить за ходом дела?

Наше пристальное внимание к ходу каждого дела — пример, что общество может реагировать на каждый случай фемицида. Гибель каждой женщины — социальная катастрофа государственного масштаба. Для контроля хода фемицидных дел в каждом регионе надо создавать общественные комиссии. Ни одной женщиной меньше, ни одного фемицида больше.

 

 

 

Неотвратимость незначительного возмездия

Есть расхожее мнение о том, что преступника останавливает не жестокость, но неотвратимость наказания. В случае фемицидов мы видим десятки рецидивов, досрочные освобождения, короткие сроки изоляции. Приговор за участие в митинге или репост может быть тяжелее, чем за убийство женщины.

Мужчины-убийцы знают, что наказание будет незначительным даже в случае второго и третьего преступления против личности.

Поскольку мы говорим от имени жертв, не имеющих голоса, мы долго думали над тем, имеет ли значение для уже убитых женщин тяжесть приговора, вынесенного убийце. Изучать ли нам, как именно будет отбывать свой срок убийца — будет ли это строгий режим или особый режим. В конце концов мы поняли, что для убитой не важно, насколько сильно будет страдать убийца.

Живым женщинам важно знать всего лишь, на какой срок изолирован убийца. Они хотели бы знать, что убийца больше не причинит им никакого вреда. Исход “самоубийство”, “убийство в СИЗО”, “убийство в тюрьме” несет только одну информацию: “этот убийца женщин больше никого не убьет”. Разумеется, мы не поддерживаем патриархальную идею смертной казни.

Российское государство никогда не выплачивает достойные компенсации за фемицид ни родным, ни другим людям и сообществам, пострадавшим от фемицида. Несмотря на то, что защищать от фемицида должно именно государство. Убийц также почти никогда не приговаривают к компенсациям, и, если такое и случается, эти компенсации смехотворны. Дело Валерии Володиной (ЕСПЧ обязал Россию выплатить выжившей жертве насилия 25 875 евро: “В иске Володина указала, что полиция и суды Ульяновска, а затем и Москвы уклонились от исполнения своей обязанности преследовать ее сожителя, который ее избивал, угрожал ей и ее ребенку убийством, повредил тормозную систему в ее машине, отбирал ее документы и мобильный телефон, а также публиковал ее интимные фото в открытом доступе”) и другие дела о насилии, рассматриваемые сейчас ЕСПЧ, наводят нас на мысль о том, что россиянкам следует требовать от государства компенсацию за фемицид. Француженки прямо сейчас требуют от своего правительства миллиард евро на программы борьбы с мачистским насилием, пишут на плакатах “Nous voulons un milliard, pas un million”. И это можно считать компенсацией за утрату членов общества и реальную опасность для жизни остальных женщин.

Не имеет значения, кто ты

Таблица. Сведения о убитых женщинах РФ, 2019.

В поисках причин фемицида многие исследователи изучают социальный и семейный статус жертв и убийц, пересчитывают их детей, сравнивают возраста, оценивают образ жизни и состояние здоровья. Мы также проверили эти параметры и пришли к выводу, что основным поводом для фемицида является не особенности ситуации, не статусы жертвы или убийцы, а ненависть мужчин к женщинам как к социальному классу. Попытки найти причины фемицида на стороне жертвы или “смягчающие” обстоятельства на стороне убийцы — это виктимизациая и фемицидное мышление.

 

 

Таблица. Сведения о убийцах женщин РФ, 2019.

В таблице сведений о убийцах “полицейский (бывший полицейский, сотрудник колонии)” — и родственник, и не родственник, тогда как в таблице интимных отношений “полицейский” родственником не являлся.

 

 

 

 

 

 

Место, где тебя убьют

Самое опасное место для россиянки — это её собственный дом, дорога к дому или улица. Небольшой процент убийств совершается в гостях, в лесу и на берегу. Мы не смогли выявить места, от которых женщинам надо держаться подальше в надежде не быть убитыми. Чтобы избежать фемицида, надо держаться подальше от мужчин.

 

 

 

 

Изнасилуют ли тебя перед смертью

Крайне редко в новости есть информация о изнасиловании (30), редко она учитывается во время следствия и суда. Мы подозреваем, что и в делах о убийствах женщин, особенно в делах об убийствах интимными партнёрами (мужьями) изнасилование не замечают, не упоминают, не акцентируют внимания — за исключением каких-то уж совсем запредельных случаев. В России до сих пор бытует мнение, что нельзя изнасиловать своего интимного партнёра, что в этом есть некий оксюморон. Считается, что в отношения с женщинами мужчины вступают прежде всего ради сексуальных контактов и секс это то, что должно предоставляться в любой момент. А вопрос о согласии задается в лучшем случае только в день знакомства. Изнасилование, после которого жертва выжила, считается лёгким и недостойным внимания происшествием (“не убил же”, “ей наверняка понравилось”). Изнасилование женщин, вовлечённых в небрачную проституцию — что-то вроде анекдота, ведь они просто корыстные женщины, живут в свободной стране и сами сделали свой выбор. Они должны обожать насилие.

Если изнасилования в момент фемицида на самом деле не было, то многие не видят интимного компонента в убийстве. Даже если оно совершено интимным партнёром. Объяснить, что интимный фемицид охватывает огромный спектр убийств родственниками и знакомыми и почти всегда имеет патриархально-порнографическую-патологическую природу —  ещё сложнее. Кризисные центры не называют изнасилование сексом и стоит иметь это ввиду, создавая новые законы.

Русский путь

Какие особенности есть у российского фемицида? Судя по новостям, большое количество россиянок убивают интимные партнёры или родственники. Социальная безнадёжность, экономическое бесправие и ужасающая преступность заставляют женщин проживать совместно с социально-ресурсными насильниками, терпеть или поддерживать их постоянное пьянство, выносить бесконечные побои — или же психологический и экономический террор, постоянный контроль, приступы ревности. Это идея меньшего вреда (“жить с одним насильником лучше, чем подвергаться насилию со стороны многих”), но она не работает.

Большое количество россиянок гибнет от молодых мужчин-интимных партнёров (- 5 лет и младше: 59), от пожилых мужчин-интимных партнёров (+5 лет и старше: 121). Это межпоколенческий абьюз с фемицидом в финале. Внуков-убийц (24) и сыновей-убиц (114) в таком количестве в статистике европейских фемицидов мы также не встречали. Получается, что российские матери и бабушки сами воспитывают своих убийц, страдая от системного насилия с их стороны на протяжении всей жизни.

Множество исследований показали, что роль семьи в воспитании ребенка не так значительна, как кажется. По сути, попытка вырастить в фемицидном обществе мальчика, уважающего права женщин, обречена на провал. Всякий мужчина, выходя из дверей материнской квартиры, получает мощный социальный сигнал: насилуй, доминируй, убивай. Мать одна — насильников вокруг миллионы. Матери должны объединиться, чтобы остановить фемицидный детский сад с синими и розовыми игрушками, фемицидную школу с раздельными уроками для мальчиков и девочек, с физкультурником-педофилом, с истоковедением вместо сексологии, чтобы остановить фемицидные ВУЗы с преподавателями-маньяками, а также консервативную цензуру при издании детской литературы.

Важная российская особенность — никакой кризисный центр не даст женщине достаточно экономической и социальной поддержки. Тут путь решения тоже низовой-социальный, женские группы взаимопомощи, группы молодых матерей, группы соседок, группы активисток, финансирование достаточного количества кризисных центров.

Коллективный убийца

Условность нашей статистики также в том, что нам пришлось игнорировать случаи коллективного убийства (несколько убийц) 28 и массового убийства (несколько жертв) 101— в итоге мы описывали каждое убийство как отдельное из уважения к каждой жертве. Мы попробовали считать расширенные случаи, но пришли к выводу, что нам не нужна чёткая граница в этой области. Что нет уникальной жертвы и уникального убийства, затронуто всегда множество людей — получающих пожизненную травму или поддерживающих убийства.

Например, за каждый случай фемицида отвечает вся вертикаль власти (КНФ — это и про отставки некомпетентных чиновников). А также омбудсмены, полицейские, депутаты, домовые комитеты, коллеги, родственники, друзья и соседи. Ни одно из убийств не случалось на пустом месте, всегда имело место общественное безразличие. Даже в тех крайне редких случаях, когда маньяк бегал по городу и убивал всех подряд, за тем фактом, что он оказался на улице, стоял целый отряд халатных россиян. “Ничто не предвещало” — в это поверить может только очень наивный читатель.

Но и жертва всегда коллективна. Не говоря уже о тех, кто переживает пожизненное страдание после утраты матери, бабушки, дочери, сестры, подруги, коллеги, соседки — фемицид затрагивает всех женщин. Потому что повышает градус опасности жизни в бесправном обществе. Фемицид затрагивает и всех мужчин. Патриархат как система общественной организации оказывает на мужчин негативное воздействие. Препятствует всем видам непатологической самореализации, непатологической сексуальности. Узнавая о “нормальности” убийства женщин, о очередном проявлении высшей степени биологического доминирования, всякий мужчина ещё больше утрачивает свои собственные правовые свободы и перспективы.

Подельницы и другие спорные случаи

У нас не хватает данных о женщинах-соучастницах убийств женщин, но мы отказываемся однозначно трактовать подобные случаи без детального изучения каждого дела и обвинять исключительно женщин. Важно понимать, что большая часть инфантицидов, убийств и самоубийств, совершаемых женщинами, совершается в интересах мужчин или под влиянием мужчин. Женщины-самоубийцы, женщины, которые погибли от халатности врачей или соцработников, женщины с инвалидностью, брошенные обществом в беспомощном состоянии, убитые девочки-младенцы — всё это формы скрытого фемицида, с которыми надо разбираться детально.

По-хорошему мы должны были бы изучать отдельно все случаи с подельницами, а также все новости о гендерных убийствах, то есть о убийствах мужчинами всех, кто обладает меньшими жизненными ресурсами или представляет уязвимые группы, а именно: пожилые или молодые мужчины, квир, пенсионеры, мальчики. Традиционно в других странах в отдельные категории выделяют убийства женщин, вовлечённых в проституцию, геев, лесбиянок и транс*персон. Также ведется подсчет убийств женщинами женщин и убийств женщинами собственных детей. У нас не хватило времени на то, чтобы посчитать всех. Надеемся, что другие активистки найдут способ собрать всю информацию о гендерных убийствах в России и сделают полноценный анализ ситуации. Однако, мы подчеркиваем тот факт, что если всего две женщины без всякого финансирования и без поддержки со стороны государства смогли найти информацию о более чем тысяче убийств, структурировать и проанализировать её, то и вы можете действовать куда более эффективно, чем вы думаете. Даже одна женщина может сделать очень много.

Самооборонщицы

Считается удачей, если женская самозащита признаётся российским судом не убийством, а превышением необходимой самообороны. Связи насильника с другими мужчинами-представителями власти гарантируют безнаказанность пожизненного террора в отношении женщин. В пример можно привести не только дело сестёр Хачатурян. Любая попытка женщин сопротивляться, не говоря уже о попытках заявить права на собственное тело, вызывает мощное общественное осуждение.

Тем временем новости о фемициде постоянно перемежаются с новостями о том, что ещё одна женщина получила срок за самооборону или за убийство домашнего садиста, который действовал безнаказанно десятилетиями (картинка слева) (UPD про 79% самооборонщиц)

21 ноября 2019 года появилась новость о том, что “в Перми завели уголовное дело на 15-летнюю школьницу, которая ударом ножа убила отчима. Перед этим мужчина избил девочку, её бабушку   и подругу”. Общественная комиссия должна отслеживать все дела по самообороне и добиваться полного оправдания женщин, которые решились защитить себя.

Оговорка о непрофессионализме сотрудников полиции. За год нашей работы мы увидели предостаточно фотографий и видео, а также нашли немало сведений, которые по законам никак не могут разглашаться и являются тайной следствия. Это происходит потому, что полицейские торгуют информацией. Это не должно быть нормой.

Что доказывает исследование?

  1. Фемицид в России существует.
  2. Уровент фемицида в России высокий.
  3. Политика российской власти фемицидна.
  4. Нужен закон о фемициде и антифемицидные общественно-наблюдательные комиссии (ф-ОНК).

 

Решение для России: что могло бы остановить эпидемию фемицида?

Мы предлагаем комплексное решение на государственном и на общественном уровне.

Государственная антифемицидная политика:

— закон против фемицида и предусмотренная им пожизненная гуманная изоляция и реабилитация мачистов-насильников

— государственные компенсации родственникам жертв фемицида, выжившим жертвам насилия

— открытый реестр насильников

— право на любую самооборону для женщин, освобождение из тюрем женщин, осужденных за самооборону; компенсация и льготы всем невинно осужденным женщинам — за бездействие государства, моральный-физический ущерб и патриархальную юстицию

— открытая государственная статистика фемицида, в том числе в докладах международных организаций

— мемориал жертв фемицида, топонимы и общественные пространства, названные в честь жертв фемицида

—  участие в международных программах по искоренению насилия в отношении женщин, в том числе реформа полицейской системы по образцу западных (британская, норвежская)

— государственное финансирование женских организаций, урезание госфинансирования социально безответственных патриархальных проектов, глобальная госпрограмма против зависимостей, пожизненная реабилитация зависимых

— законы о гендерном равенстве, квоты для женщин во всех сферах, экономическое освобождение женщин

— Министерство по делам гендерного равенства и государственная феминистская программа

— просветительская кампания против мачистского насилия в учебных заведениях, госучреждениях, на фестивалях, в барах, в гостиницах, на улицах.

— сеть кризисных центров для жертв гендерного насилия

— никакого управляемого феминизма больше, никаких милитаристских, фемицидных и патриотических мероприятий, никаких фальшивых проправительственных “феминистских” фестивалей и подмены международной женской повестки ради сохранения статус-кво

— феминистская урбанистика

Общественная антифемицидная политика:

— постоянное давление на власть, требование государственной антифемицидной политики

— локальные антифемицидные группы в городах, областях, округах

— постоянный общественный контроль деятельности полиции, судов, учреждений изоляции насильников.

— просветительская кампания против мачистского насилия в учебных заведениях, госучреждениях, на фестивалях, в барах, в гостиницах, на улицах

— антифемицидная журналистика

— участие россиянок в интернациональном женском движении


Исследование новостей о фемициде в России в 2019 году  подготовили Катерина Бахренькова и Любава Малышева для проекта Московского женского музея femicid.net Мы благодарим всех, кто способствовал появлению этого текста. Если кто-то хочет оспорить наши цифры — покажите нам настоящую статистику, мы немедленно посчитаем более точные коэффициенты российского фемицида. Новости, вошедшие в эту работу, вы можете изучить здесь на отдельной вкладке “Статистика”. 

Исследование весьма условно и в то же время оно содержит факты о реальных трагедиях. Границы исследования могут существенно мерцать и расползаться, так как ошибки в него добавляют люди на многих уровнях — и создатели медиа-новостей о убийствах, и следователи, и судьи, и мы при внесении данных в таблицу. Подозреваемый сразу записывается в таблицу как убийца, что слишком большое преувеличение. Дело вообще может быть сфабриковано полицейскими (6.09.2019, Дагестан, когда Мусе Алиеву выбили 9 зубов, принуждали признаться в изнасиловании и убийстве женщины из соседнего села). Рассматриваемый период — с января по 25 ноября 2019 года, до конца года статистика может значительно измениться, особенно когда журналисты будут писать про приговоры последнего квартала. Анализ новостей о фемициде — это только материал для дискуссии, а не идеальный источник информации. Это повод добиться от государства информации достоверной.


Приложение

Мнение правительства РФ о фемициде:

Коммерсант опубликовал перевод ответа правительства РФ, который был в конце октября направлен в ЕСПЧ. В этом суде рассматриваются дела четырёх россиянок о домашнем насилии. “Документ на английском языке подписан заместителем министра юстиции РФ Михаилом Гальпериным. В нем говорится, что «посягательство на физическое лицо карается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами» (здесь и далее перевод “Ъ”). Авторы ответа признают, что в России домашнее насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», но указывают, что УК и КоАП РФ «содержат более 40 уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». В качестве примера они приводят «умышленное причинение вреда здоровью» различной тяжести, «нанесение побоев», «пытки» и другие статьи кодексов.

Правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но подчеркивает, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы документа делают неожиданный вывод: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Также в документе говорится, что по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

«Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия,— говорится в документе.— Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными». Законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти», поясняют в Минюсте.

По мнению авторов ответа, четыре женщины своими жалобами пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

Михаил Гальперин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека, достоин звания Лицо российского фемицида на международном уровне.

Родственники четырех женщин, погибших от домашнего насилия, попросили министра юстиции Александра Коновалова проверить на профпригодность своего заместителя Максима Гальперина, сказавшего, что «масштабы проблемы» насилия в семье в России «достаточно преувеличены»: «Мы выражаем глубокое возмущение в связи с позицией официального представителя РФ при ЕСПЧ и поставили перед главой Минюста вопрос о профессиональной пригодности его зама и соответствия его занимаемой должности», — говорится в документе. Письмо направили Шавкат Хуснуллин, отец жены самарского участкового Гульназ Бадертдиновой, найденной в колодце, Николай Овчинников, отец жительницы Чебоксар Анны Овчинниковой, которую муж задушил петлей, а также Александр Савчук, отец Яны Савчук, убитой сожителем, и Роксана Зосеева, сестра Регины Гагиевой, которую на работе зарезал бывший муж, раньше работавший в полиции.

20 ноября 2019 года появились новости о том, что правительство РФ отказалось считать женское обрезание дискриминацией по половому признаку и вводить особые меры наказания за такие действия. Проект официального отзыва правительства на законопроект депутата Марии Максаковой-Игенбергс подготовил Минюст: “Пояснительная записка к законопроекту не содержит анализа правоприменительной практики и статистических данных, свидетельствующих о недостаточности существующих мер ответственности”.

Самый фемицидный регион

Связь количества новостей со свободой прессы в регионе очевидна. В связи с этим можно отметить два типа достижений региональных властей: уничтожение прессы в самых криминальных регионах — в тех, из которых в принципе нет новостей о фемициде, и эпидемия фемицида в тех регионах, откуда новости приходят.

Лучше всего новости о фемициде скрывают в Северо-Кавказском Федеральном Округе, который возглавляет Александр Матовников, Полномочный представитель президента Российской Федерации, член СБС, ранее заместитель командующего Силами специальных операций Главного разведуправления Генштаба, Герой РФ, воевавший в Сирии и в Украине.

Три самых фемицидных региона России по нашим подсчетам Дальневосточный, Северо-Западный и Приволжский. Их главы — Юрий Трутнев, заместитель председателя правительства Российской Федерации и Полномочный представитель президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном, Александр Гуцан, Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе и бывший Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, Игорь Комаров, Полномочный представитель президента Российской Федерации в Приволжском Федеральном округе, бывший Генеральный директор «Роскосмоса».

Самое новаторское решение по улучшению показателей раскрываемости фемицида нашли чиновники Краснодарского края — Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев, Начальник ГУ МВД России по Краснодарскому краю Владимир Андреев, Начальник ОРЧ (СБ) ГУ МВД по Краснодарскому краю Андрей Бондарев. Мы узнали об этом из статьи с названием “Двое жителей Краснодарского края заявили о пытках кипятком в отделе полиции”. Вместо того, чтобы расследовать дело, представители власти назначили убийцу и пытали случайных людей, добиваясь самооговора.

Важно упомянуть еще одно лицо российского фемицида на международном — исполнительного директора Управления ООН по наркотикам и преступности с 2010 года, дипломата Юрия Фёдорова, который ежегодно собственноручно подписывает обзоры о мировом фемицид. Его чудесная и спокойная карьера оплачена десятками тысяч женских жизней. В докладе об убийствах женщин и девочек, подписанном в 2019 году, статистику из которого мы используем в нашем докладе для сравнения коэффициентов фемицида в разных странах, данных по России нет.

Не забудем и главу Ханты-Мансийского АО-Югра, единственную российскую женщину-губернатора, несменяемую с 2010 года Наталью Комарову. АО входит в состав Тюменской области и отдельного коэффициента фемицида по нему нет, хотя в целом Тюмень берет высокую планку по смертельности для женщин.

25.11.2019

Поделиться